Александр Рудаков


Россия как А320
pnsr

С крушением А320 происходит очень интересная терминологическая история. Марсельская прокуратура не может подобрать термин для описания произошедшего. "Террористический акт" - не подходит, потому что отсутствует явная цель. "Самоубийство" тоже, потому что "заодно" погибло еще 149 человек, которые вовсе не собирались умирать.

Казалось бы, при чем тут Путин? Дело в том, что летящий самолет - идеальная иллюстрация тоталитарной модели управления, когда от действий одного человека зависит жизнь всех остальных. И если этот один решил убить себя "об стену", то беды не миновать всем остальным.

То, что делает Путин, в любой бы другой системе, называлось бы политическим самоубийством, но в его "самолёте" это может стать трагедией. Разница огромна: в кабине не 149 человек, а 149 миллионов человек.

Вот таким удивительным образом российский симулякр материализовался в центре Европы, наглядно демонстрируя, что будет дальше.


Семиология плакатного дела
pnsr
Самое интересное, что происходит в "плакатном деле", о котором я писал в предыдущем посте, это кража мифа, т.е. вторичной семиологической системы.

Фактически произошло следующее. Албуров, находясь во Владимире, снял со стены плакат, привез его в Москву и подарил Навальному. Навальный выложил плакат в свой блог и изображение обрело свой миф. Еще раз плакат:



Справа у нас человек, похожий на Навального (это и стало причиной подарка от Албурова), соответственно слева у нас мифологический Путин, неважно, что он не сильно похож, миф пожирает любые недостатки графического образа, трактует их в свою пользу, как искренность, незамысловатость, изобразительный приём. Далее в том же мифе, хотя и за кадром, - поддержка Навального простым народом.

Но оказывается, что плакат до этого момента существовал в другом мифе: примеры работ Сотова. Выясняется, что наш добрый представитель народа - нацист, расист и антисемит со стажем. Но если говорить на чистоту, мифология Сотова вполне органично вписывается в общегосудартсвенную мифологию, транслируемую в телевизоре.

Таким образом, Албуров, сам того не подозревая (или смутно догадываясь), берет кусок чужеродной Албурову мифологии и ловко аппроприирует его в свой миф.

С этой точки зрения, плакатное дело это дело о краже мифа. Представители телевизионной мифологии в лице судьи как бы говорят нам, этот миф ураден из чужой семиологической системы и должен быть возвращен законному владельцу, а миф имени Навального-Албурова - это неправильный, несуществующий миф.

Плохой хороший Албуров
pnsr
Крайне интересный с точки зрения соприкосновения норм права и морали кейс.

На фотографии дворник Сотов отвечает на вопросы подсудимого Албурова (ближайшего соратника Навального) по так называемому "плакатному делу".




Следствие настаивает на краже, основываясь на факте снятия Албуровым плаката с забора, на котором дворник обычно вывешивал свое творчество.

Защита факт снятия плаката Албуровым не отрицает, но напирает на малозначительность деяния (дешевизну плаката, количество плакатов, отсутствие жалоб в прошлом и т.п.).

Вот и сам плакат:



Очевидно, что формальный состав по 158 статье присутствует. И Албуров явно получит свой условный срок, а может быть незначительный реальный, не сможет участвовать в политической жизни.

Удивляет другое. Все прекрасно прекрасно понимают, почему и как возникло дело, насколько оно политически мотивировано, насколько судья и следователь выступают как one team. При этом власть загоняет Албурова в чисто юридическую парадигму, где заведомо выиграет, а Албуров откликается на эту разводку и играет по правилам судебного процесса. Вместо того, чтобы использовать дело как политическую площадку, орать, брызгать слюной, устроить скандал, он просто играет в юриспруденцию. Видно, что не может поверить, что из картонки можно сделать уголовное дело и упрятать его на пару лет.

О государствах социальных сетей
pnsr
Целью данного поста является фантазирование о будущем социальных сетей.

Социальная сеть в данный момент меня интересует в контексте схлопывания общественных отношений с нормативно-правовым регулированием и программой. То есть интересен тот момент, когда норма выступает не просто формообразующим фактором, но и как будто (?) составляет содержание общественного отношения и строится при этом на программной логике.

Если посмотреть правила Фесбука, то они занимают буквально несколько страниц, что несравнимо с нормативно-правовой базой государства или даже муниципального органа власти. При этом ряд правил, например "конфиденциальность" имеют отсылочный характер, и отсылают они к функционалу (!) социальной сети, что на мой взгляд является неплохим примером инкорпорации программы в нормативную базу.

А примером равенства общественного отношения, нормативно-правовой базы (пусть и отсылочной) и программы является, например перевод денег в дар от одного пользователя социальной сети к другому. Это вполне общественно значимое отношение, регулируемое правовыми нормами и совершаемое путем программных команд.

Т.е. наблюдается известная экспансия социальных сетей в область жестко зарегулированных правовых отношений (например, финансовых).

А есть другой пример социальных сетей, например, портал Госуслуг. Хотя, наверное, полноценной социальной сетью его называть нельзя, потому что здесь есть только иерархическое социальное отношение, связи между пользователями отсутствуют. Но при этом на программном уровне, очевидно, все пользователи Госуслуг объединены в базу данных, которая скрыта от глаз, но вопрос ее оживления - вопрос технически решаемый.

Одним из главных признаков права является его гарантированность государством. Государство обладает для этого аппаратом принуждения и действует на определенной территории. Главным же отличием современных крупных социальных сетей является их экстратерриториальность.

Т.е. пока отсутствует интерфейс соединивший бы социальную сеть с государством, или хотя бы с его некоторыми признаками, как то аппарат принуждения.

Когда это произойдет, мы будем иметь государство, функционирующее по правилам социальной сети, или что более интересно, социальную сеть, функционирующую по правилам государства. В этом случае правовую систему можно будет сменить, не выходя из дома, просто перелогинившись в другую социальную сеть.

Конечно, остаются вопросы. Не понятно, как существующий территориальный принцип будет уничтожен. Я думаю, что среди государств появится такое, которое отдаст свой аппарат соцальным сетям в качестве эксперимента, и в случае если эксперимент будет удачным, то этот опыт будет рапространен.

Конечно, вопросов больше чем ответов (что с полицией? что с налогами? и т.п.), но фантазировать интересно.

О семиотике фотографии
pnsr
Если фотографию рассматривать как знаковую систему (а помешать этому сложно, так как в каждом конкретном случае фотография это обусловленный факт передачи информации), то самое простое это договориться о том, что является означающим. Им будем считать графический образ (по аналогии с акустическим образом слова по Фердинанду де Соссюру). Далее, с означаемым - гораздо сложнее.

Референтная семиологическая ветвь
В классическом понимании смыслом фотографии будет некий образ, возникающий у зрителя в результате ментальной реконструкции объектов-референтов. Это - первичная семиологическая система. Далее, по Ролану Барту, на ее основе может возникнуть миф, как вторичная мифологическая система. Или, как это более привычно называют фотографы, - нарратив или даже концепт. Далее, могут возникать системы третьего, четвертого и т.п. уровня, построенные по принципу настоящей ветви.

Безреферентная семиологическая ветвь
Есть также множество графичеких образов, которые по своей пластической форме препятствуют восприятию референта либо редуцируют референцию до минимума. Смысл такого знака - констатация самого отсутствия референта. Поэтому миф, который использует в качестве означающего весь знак первичной семиологической системы, лишается одной из опор и может далее существовать только как миф пластической формы. А миф пластической формы это впервую очередь эстетика, как учение о сущности и формах в художественном творчестве и ее контекст. Далее, могут возникать системы третьего, четвертого и т.п. уровня, построенные по принципу настоящей ветви.

Наконец, смешанная семиологическая ветвь, которая может возникнуть только на вторичном, мифологическом уровне - уровне смешения эстетики и нарратива. Что, как полагается, может стать фундаментом третичной мифологической системы. Далее, могут возникать системы четвертого, пятого и т.п. уровня, построенные по принципу настоящей ветви.


Первый вывод, для кого-то важный, - эстетика существует в пространстве мифа, а не является атрибутом графического образа.

Второй вывод,
возникновение эстетического контекста может быть спровоцировано только лишь редуцированием нарратива, и наоборот. Просто потому что чем выше уровень семиологической системы, тем богаче контекст. Это, как вы понимаете, широчайшее поле для манипуляций или, если угодно, творческих экспериментов. 

(no subject)
pnsr
Бжезинский говорит, что кризис на Украине должен разрешиться компромиссом, который будет приемлем как для США, так и для России.
Скажите мне, какова конфигурация этого копромисса?

(no subject)
pnsr
Если б я имел коня это был бы нонсенс
Если б конь имел меня то бы был перфоманс

Имитационный тоталитаризм
pnsr
Если посмотреть признаки тоталитаризма Фридриха и Бжезинского, то получается интересная картинка. Из негативных (в смысле того, что у нас нет) отличий - 2 основных: отсутствие идеологии и массовых репрессий. Из позитивных (того, чего у нас с избытком) отличий - перевозбужденная железа средств массовой информации. Причем первые 2 я свел бы к одному двусоставному элементу, потому что массовые репрессии невозможны без идеологии, которая является логистической инфраструктурой для их доставки потребителю. Без идеологии невозможно делегирование репрессивной функции, и репрессии будут в такой ситуации спорадическими. Этот двусоставный элемент я назову просто "репрессивная идеология", чтобы далее было проще оперировать.

Казалось бы парадокс. С одной стороны, отсутствие репрессивной идеологии, а с другой - раскрученный на полную излучатель Эрнста, который является идеальным инструментом для ее распространения, но за отсутствием оной выполняющий имитационную, компенсаторную функцию. В качестве имитационной замены идеологии используются либо отслужившие "топливные" элементы, изобретенные в СССР, либо просто громкие инфоповоды, которые как бы сами находят себе место в информационном поле, как бесхозный миф притягиваясь к наиболее близким по смыслу элементам этого поля. При этом в условиях относительно свободного личного и группового информационного пространства действие имитатора нивелируется в течение короткого периода времени, рассеивая мифы под действием указанной свободы.

Если для развала СССР помимо прочего требовалась деидеологизация, то сейчас деидеологизировать просто нечего, достаточно просто выключить телевизор. Между текущим государством и будущим государством расстояние просто огромное - месяц без телевидения.

***
pnsr
15895463194_8904f67083_o

Через год
pnsr

Через год ты проснёшься от запаха гари и, подойдя к окну, обнаружишь, что зона сопротивления переместилась к твоему дому. Это плохо, потому что сегодня ты можешь не попасть на работу. Через час за тобой должна заехать машина инкассации, которые после обвала рубля переделали в маршрутное такси с автоматчиками - для тех немногих, кому повезло.

Твою компанию сократили на 93%, но тебя еще держат, потому что решение о выводе офиса за пределы РФ еще не принято. Ситуацию спасает то, что твоя компания обслуживает нефтянку, где еще осталось немного денег.

Жена и дети не выходили на улицу уже несколько месяцев, так как там ночью идут столкновения с полицией, а днём орудуют банды таджиков. Уже третий месяц вы едите только гречку, которую ты предусмотрительно закупил на одной из последних распродаж в Ашане. Одну пачку ты отдашь водителю, чтобы он проехал мимо дома родителей, которым надо передать еды и солярки для отопления.

Интернета нет с весны, но в локальной сети еще можно скачать недельной давности архив новостей с иностранных сайтов, которые неизвестный доброволец регулярно выкладывает в общее пользование.

С одними людьми приходится говорить, что ты за власть, с другими - что против власти. Главное не перепутать. Иначе тюрьма либо смерть. Путина не видели уже пару месяцев, ходят слухи, что он прячется где-то в тайге. Работает первый канал: детские передачи и новости криминальных хроник. Редко сообщают о локальных вспышках сопротивления среди предателей родины, которые быстро гасятся. Дым за окном тому опровержение.

Выехать из Москвы сложно, въехать невозможно, . Поэтому пробуют только те, кому нечего терять.

На работе дел почти нет, и ты в третий раз пишешь прошение об убежище в Германии, которое отправляешь корпоративной почтой, и тебе в третий раз его одобряют, но без семьи.

Вечером главное добраться до дома, потому что КПП могут соорудить на соседней улице. Перед сном ты молишься, чтобы гражданская война продолжалась, потому что в случае победы тех или других наступят сложные времена.


?

Log in